Валерия (lerabel) wrote,
Валерия
lerabel

Category:
  • Music:

Из Кампании, заключительное. Амальфитана.

С детства я питаю нежную привязанность к русским живописцам первой половины 19 века. Тем самым, которые по окончании Академии художеств получали большие золотые медали и право многолетней итальянской стажировки с пенсией от Общества поощрения художеств. А потом приезжали в Италию, приходили от нее в полнейший и беспредельный восторг и с невероятным трудом возвращались от средиземноморских красот, теплого моря и жаркого солнца, кипарисов и виноградников, античных руин и ренесссансных палаццо в промозглый и холодный Петербург. Вернувшись, они начинали сильно болеть и вновь отправлялись в Италию... умирать. Так было с блистательным Карлом Брюлловым и с романтичным Орестом Кипренским, а великолепный автор монументального "Явления Христа народу" Александр Иванов умер в России вскоре после возвращения из Рима.

В ряду блестящих академических "пенсионеров" того времени - рано ушедший живописец Сильвестр Феодосиевич Щедрин, превосходный пейзажист, обладающий безупречной академической выучкой, тонкий и лиричный, в его итальянских полотнах - солнечный свет и прозрачный воздух, шелест листвы и рябь на воде, громады скал и прохлада оливковых рощ: он оказался в Италии в 27 лет и больше уже никогда не вернулся на родину.
Сильвестр Щедрин "В Сорренто"
5657.jpg

Среди множества работ его итальянского периода есть одна совсем небольшая, возле которой я зависаю каждый раз в Русском музее. Она написана в те последние, самые счастливые пять лет его жизни, когда он покинул суетный Рим, поселился в Неаполе и проводил дни напролет с мольбертом и красками на побережье Неаполитанского залива - в Сорренто, Амальфи, на Искье и Капри... Картина называется "На веранде" и является для меня чем-то вроде визуализации мечты, которая, может быть, когда-то осуществится, а может и нет: тихое, неспешное спокойное лето, проведенное с кофе и акварелью на увитой виноградом мраморной террасе, с которой открывается вид на прибрежные скалы и на аквамариновые дали Тирренского моря...
5656.jpg

В эти короткие неаполитанские каникулы я немного приблизилась к мечте. По крайней мере, увидела ее воочию.


Салерно и Сорренто - это города, которые замыкают одно из прекраснейших побережий Тирренского моря, Амальфитанское, первый с востока, второй - с запада. И если Салерно оказался вполне себе аутентичным городом-портом, в котором обыденная и пестрая южноитальянская жизнь течет себе, не обращая внимания на досужих зевак, заехавших полюбопытствовать, то Сорренто - его полный антипод.

* * *

Я отправилась в Сорренто вечером того дождливого дня, когда все утро мокла среди руин Геркуланума, а затем - Оплонтиса. Поехала, никаких серьезных целей не преследуя, просто погулять, вдохнуть морского воздуха и полюбоваться ландшафтами, в основном знакомыми именно по упомянутому выше Щедрину: ультрамариновое зеркало моря, громады и изломы вздыбленных над водой скал, рыбацкие хижины, лодки и сети, увитые виноградом веранды...
Что-то примерно такое:
Щедрин "Гавань в Сорренто"
5619.jpg
Ах да, звала туда и песня, конечно, которую в начале 20 века быстренько сваяли братья Куртисы для тамошнего мэра, которому надо было обаять итальянского премьер-министра, нагрянувшего с визитом в Сорренто, и уговорить на строительство почтамта. Надо ли говорить, что премьер-министр согласился!

Мелодия "Torna a Surriento", перепетая всеми великими и не очень певцми мира, но совершенно не утратившая при этом своей прелести, настойчиво крутилась у меня в голове все время, пока разукрашенная граффити электричка "Циркумвезувианы" ползла из Торре Аннунциаты в Сорренто, а выйдя на площадь перед вокзалом я увидела не кого-нибудь, а именно автора сей канцоны:
5615.jpg
Город должен знать своих героев, да...

Вдохновленная, бормоча себе под нос "Vide 'o mare quant'è bello", я отправилась бродить по Сорренто. И как же быстро были утрачены мои романтические иллюзии!
Ибо Сорренто - это вовсе не аромат цветов и шум морских волн, не пение морских сирен и неземные страсти, о которых поется в песне.
О нет... Сорренто - это город, где пышно цветет туристический бизнес, бессмысленный и беспощадный. На Корсо Италия, главной городской артерии, да и вокруг практически отсутствуют итальянцы, они - лишь персонал отелей, продавцы в бесчисленном, каком-то промышленном количестве сувенирных и винных лавочек, официанты ресторанов. Типичный обитатель города - курортник, живущий в одном из здешних фешенебельных отелей или хозяин одной из роскошнейших вилл на побережье. А прочие улочки исторического центра петляют между каменными заборами этих вилл, глухими железными воротами, то спускаясь к заливу, то уводя от него.

Хотя для меня осталось загадкой, в чем кайф пляжному туристу отдыхать в Сорренто. Город стоит на таком высоком и неприступном скальном обрыве, что спускаться к всего двум его небольшим гаваням - Большой (Marina Grande) и маленькой (Marina Piccolo) и особенно подниматься оттуда ввверх. к виллам, - неслабое такое физическое упражнение. Узкая же полоса пляжа с крупной галькой, заставленная старыми лодками выглядит совсем не привлекательно. Да и зеленых рощ, воспетых Щедриным, на здешних скалах осталось немного - так плотно застроены окрестности виллами и отелями.

Кажется, отсюда писал Щедрин свою знаменитую "Гавань"?
5618.jpg

Неприступное ущелье с остатками ветряных мельниц, крошечный участок римских руин на окраине и три небольших музея - с деревянными интарсиями, древней керамикой и майоликами, плюс два довольно средних собора - собственно это и все достопримечательности Сорренто.

Блуждая между оградами вилл, спускаясь по каменным ступеням к гаваням, огибая гигантские лужи после утреннего дождя, проталкиваясь среди разноязыкой толпы на сувенирной виа Чезарео, я размышляла об удивительном воздействии искусства на восприятие человеком мира: вот ведь, достаточно было песни и нескольких картин, чтобы сложился такой невероятный романтический ореол вокруг банального туристического городка, отнюдь не самого красивого и комфортного для отдыха.

5617.jpg
И все-таки местами гулять по Сорренто было приятно. Некоторые улицы-ущелья появились здесь после землетрясения и придают городку весьма своеобразный облик. В них можно лишь заглянуть с высоты. То нависнет над переулком тяжелая каменная арка, то мелькнет на фрагменте древней стены маленький алтарь с неизменной мадонной, а порой из-за каменной стены высунется ветка с висящими на ней золотыми гроздьями лимонов.
5616.jpg

Лимоны, по-моему, просто-таки культовый плод здешнего побережья. Их узнаваемые золотистые очертания во множестве светятся на полотенцах и прихватках, керамических тарелках и вазах, зажигаках и магнитах. Я насчитала одного только мыла в форме лимона больше десятка разновидностей! Ну и совсем уж без "лимонных" сувениров уехать мне из Сорренто не удалось. А на пакетике, в который мне положили магнитик, оказались ноты и текст песни, которая заманила меня в этот городок.
5631.jpg

* * *

На следующий день, выйдя из электрички в Салерно без особой надежды уехать посуху на Амальфитанское побережье (на форуме мне так и смогли внятно объяснить, где остановка), первым, что я увидела на вокзальной площади, был большой автобус с горящей на нем надписью "Амальфи".

Я метнулась в табачный киоск за билетами (в автобусе их не продают), заскочила в дверь, она захлопнулась за моей спиной, и вскоре мы уже катили по неширокому шоссе, которое змеиными извивами петляло по узкому берегу на страшной высоте над морем: слева - серебристая гладь залива, справа - отвесные скалистые стены. Периодически встряхиваясь на каких-то ухабах трассы и звонко сигналя на бесконечных поворотах, автобус несся вдоль берега с приличной скоростью, (поэтому слабонервным там лучше лучше садиться справа) . Маленькие городки одного самых привлекательных побережий на юге Италии пролетали за окнами стремительно, я едва успевала прочесть названия - Виетри, Четара, Майори, Минори, Атрани...
5661.jpg

Наконец, автобус тяжело тормознул и замер на площади посреди большого приморского променада с нарядной и оживленной толпой отдыхающих. Сияло искрящимися бликами море, солнце подсвечивало громоздящиеся по скальным кручам разномастные домики и церквушки, кричали чайки, пахло жареной рыбой, налетевший внезапно порыв ветра сдувал с лица солнечные очки... Вот и он, Амальфи, некогда, в средние века - столица могучей средиземноморской морской республики, а нынче маленький, с населением всего пять тысяч человек, живописный городок, объект ЮНЕСКО и популярный курорт.
5621.jpg

Достаточно увидеть хотя бы один раз фото Амальфи в интернете, чтобы возникло жгучее желание взглянуть своими глазами на эту россыпь белоснежных, покрытых красными черепичными крышами домиков, которые связывают в некую словно бы единую конструкцию пронизывающие городок крутые и кривые улицы-лестницы.
В интернете с фотошопом все выглядит просто ослепительно:
5622.jpg

В действительности оно смотрится попроще, но все равно симпатично. Лучше всего снимать городок с длинного, уходящего в море портового мола с крупными валунами.
5620.jpg

А затем - углубиться в россыпь улиц-щелей, побродить среди беленых стен, полюбоваться керамическими панно жизнерадостных сине-золотистых оттенков, и, ныряя в арки-supportico, выйти, наконец, к Сант-Андреа, местному кафедральному собору, самому красивому в городе.
5623.jpg

Я попала в собор в самом конце воскресной мессы: люблю наблюдать за этим дружественным единением местных жителей: играет орган, выстраивается очередь для причастия, священник разговаривает с паствой не с высоты сана, а ласково и добродушно, как с младшими членами семьи. Все это очень вдохновительно для продолжения прогулки по городу.

Затем - все выше и выше, по улице Пьетро Капуано, мимо маленькой церкви Санта Мария Маджоре и остатков старинного храма Святого Духа, мимо симпатичного презепе, в котором узнаются силуэты амальфитанских построек.
5624.jpg

Вверх, к россыпи вилл, среди которых на берегу горной речки к скалам жмутся старые корпуса бумажных фабрик, и в одном из них - Музей старинной бумаги, который был открыт, когда я проходила мимо.
5625.jpg

Синьор, оказавшийся одновременно и кассиром, и гидом, и смотрителем музея, объяснил, что экскурсия будет одновременно на английском и итальянском, и предложил мне распечатку на русском языке.
Благодаря тому, что я получила информацию на трех языках сразу, процесс изготовления бумаги из старых тряпок удалось изучить досконально.
5627.jpg

Все эти громоздкие и неповоротливые агрегаты, многие из которых стоят здесь еще с эпохи Возрождения, вполне себе работают, в чанах по-прежнему вымачивается бумажная масса, которую делают из тряпочного сырья, причем, только растительного происхождения: льна, хлопка, джута, потом ее формуют на специальных прессах и забавно, по-старинке высушивают во внутреннем дворике.
5626.jpg

Технологию амальфитанцы позаимствовали у арабов во времена крестовых походов, и между 12 и 13 веками в Долине мельниц, по берегам горного потока Каннето выросло больше десятка бумажных фабрик. Водные каскады приводили в действие сложные и замысловатые машины. Самая современная из тех, что демонстрируют в музее - конца 19 века.
5628.jpg
Экскурсовод очень убедительно демонстрировал красоту, качество и прочие достоинства бумаги ручной работы "бамбаджина", сделанной на этих машинах по древним технологиям. Но покупать за пять евро маленький листик что-то жаба задавила...

За Музеем бумаги, чуть выше, метрах в пятидесяти, начинается уходящая в гору лестница, рядом с которой от руки написанно "в Равелло".

* * *

Я планировала попасть в Равелло из Амальфи и читала, что четыре километра горного серпантина, что соединяют оба города, автобусы преодолевают за полчаса. Но раз уж мне на глаза попалась эта лестница, почему бы не подняться пешком? Не такое уж и большое расстояние.
5629.jpg

Молодая европейского вида пара туристов, которую я обогнала на подъеме, на мой вопрос (на всякий случай), дойду ли здесь я в Равелло, ответила, что-таки да, но это же так далеко! (навигатор на maps.me обещал полчаса в пути).
5630.jpg

Стертые каменные ступени вздымались все выше и выше, и когда на каком-то очень уж крутом всходе не хватало дыхания, достаточно было просто обернуться и посмотреть вниз: такие ошеломительные ландшафты открывались вокруг, что от созерцания всей этой красоты второе дыхание открывалось мгновенно.
Амальфи - далеко внизу.
5632.jpg

На следующем переходе мне попалась группа бодрых пожилых, кажется, американцев со шведскими палками, которые радостно откликнулись: "Равелло? Да-да, правильно, мы как раз оттуда идем!"
И вот на высоте метров примерно четырехсот на дальнем краю уходящей ввысь лестнице открылся силуэт Санта Мария а Градилло - одной из маленьких церквей Равелло. А значит, я у цели. Весь путь занял часа полтора, и он стоил того - ландшафты вокруг открывались такие захватывающие, что если б не холодный пронизывающий ветер, совершенно не дающий рисовать, я так и осталась бы с акварелью на какой-то из лестничных площадок и не дошла до восхитительных вилл Равелло, а ведь только ради них уже стоило одолеть этот подъем.
5633.jpg

Еще пара лестничных маршей - и открываются прохладные пальмовые аллеи крошечного средиземноморского городка, вжавшегося в скалы на четырехсотметровой высоте над морем. Он возник в средние века в составе морской республики со столицей в Амальфи, а в 11 веке в нем находилась даже епископская резиденция. За время упадка, с 13 по 19 век, его население уменьшилось в десять раз, как и в Амальфи, а подлинный "ренессанс" начался на рубеже 19-20 веков, когда европейцы из холодных стран - немцы, англичане и прочие - начали туристически осваивать здешнее побережье.

Невероятной красоты ландшафты "между водой и небом", как писал Андре Жид, вдохновляли Рихарда Вагнера (в честь которого здесь регулярно устраиваются музыкальные фестивали) и Эдварда Грига, Уильяма Тернера и Хоана Миро...
5634.jpg

Чаще сюда приезжают не пожить, а полюбоваться красотами, предпочитая селиться все же у моря. Но если уж вилла в Равелло - то маленький шедевр и радость для глаз. Самая старая из местных вилл совсем рядом с кафедральным собором, вход в нее - на главной площади городка. Ее построил местный богач Ландольфо Руфоло еще в 13 веке, когда разбогатевшие на морской торговле купцы перебирались жить с побережья повыше, безопасности ради. Судя по всему, до этого хозяин мир посмотрел, и красоты Востока не давали ему покоя. Оттого и сооружает он виллу в мавританском стиле, и ее остатки - дворик и башня - до сих пор самая заметная часть ансамбля.
5660.jpg

Есть еще и просторный коттедж с уже более современными интерьерами и безлюдной анфиладой светлых комнат. Очевидно, он оживает в дни музыкальных фестивалей.
5635.jpg

А позади - та самая веранда с белеными столбами и вноградной лозой с холстов Щедрина.
5636.jpg

Виды с террасы столь ослепительны и совершенны, что судорожно хватаешься за камеру каждые несколько шагов. Можно встать в любом месте у мраморной баллюстрады, нависающей над уходящими вниз ярусами ландшафтного парка, и отовсюду может получиться какая-нибудь живописная "нетленка". Вот только ветер, несмотря на жарящее южное солнце, настолько резкий, холодный и пронизывающий, что об акварели не возникает и мысли.
5637.jpg

Но только ради того, чтобы увидеть все эти фантастические, головокружительные виды, стоило приехать в Равелло.

Вилла Чимброне построена гораздо позже и расположена немного ниже уровнем.
5638.jpg
На рубеже 19-20 веков выстроил ее английский банкир и политик лорд Эрнест Уильям Беккет, который во время итальянского путешествия просто-таки влюбился в Равелло. В 1904 г. он купил здесь землю и начал строительство роскошной эклектичной виллы, с античными, готическими и арабскими элементами вперемежку. Когда Беккет умер в 1917-м, вилла досталась его детям, а в 60-х годах 20 века была превращена в отель.
5659.jpg

Если ты не постоялец отеля (очень захотелось, кстати, им стать), то войти можешь только в клуатр и парковые беседки. Но сама прогулка по обширным территориям пейзажного парка - ни с чем не сравнимое удовольствие.
5639.jpg

Кроме привычных уже глазу цитрусовых рощ (вычитала, что именно тут - самые вкусные лимоны) и виноградников, пальм и пиний, на здешних аллеях цветут дивной красоты сиреневые цветы, гроздьями свисающие со стен и крыш разностильных парковых беседок.
Плетная корзинка - это урна, такие по всему парку.
5641.jpg

На самой верхней точке садов открывается длинная мраморная терраса с баллюстрадой, которую называют иногда "террасой бесконечности" - считается, что отсюда один из лучших видов в мире.
5658.jpg

Вычитала в интернете, что Беккет приехал в Равелло сразу после смерти любимой жены, и проектировал виллу в память о ней: пожалуй, именно отсюда могли устремляться в небесную высь его печальные воспоминания, и отсюда легче всего им было дойти до адресата.
5640.jpg

Ближе к вечеру, купив в табачной лавке билет на местный автобус, я спустилась в Амальфи по сумасшедшему серпантину. Чудесным образом нашла на площади длинную очередь туристов, возвращающихся в Салерно - ни таблички, ни расписания нет и здесь. И напоследок, глядя на залив уже сквозь автобусное стекло, получила свой последний дар от Тирренского моря.
5644.jpg

Пожалуй, пляжный отдых на здешнем побережье я бы никому не посоветовала, но мечта поселиться на какой-нибудь вилле Амальфитаны с этюдником и пить капуччино по утрам на каменной веранде с видом на залив после этой поездки стала лишь острее.
И это последний из рассказов о моих неаполитанских каникулах.
Tags: Италия_путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments