Валерия (lerabel) wrote,
Валерия
lerabel

Category:
  • Mood:
  • Music:

Прощание с Венецией

Первые три части здесь:
http://lerabel.livejournal.com/55085.html
http://lerabel.livejournal.com/55413.html
http://lerabel.livejournal.com/55568.html



Уезжаем. Пьяцетта.

Мы возвращаемся с «музейного марафона» через Пьяцетту. В переводе с итальянского это «площадка», очень маленькая площадь, через которую попадают от набережной на большую и настоящую – Пьяцца Сан Марко.

Две колонны Пьяцетты стоят у мола с 12 века, и это – очередной византийский трофей венецианцев. Одну из них венчает лев с книгой, символ апостола Марка, культовой фигуры этого города. С детства я считала, что на второй колонне этот самый Марк и стоит. Ан нет – это святой Федор, да еще и с крокодилом. Оказывается именно он был покровителем Венеции, пока сюда в пресловутом ящике свинины не привезли мощи нового кумира.

Пьяцетта приметна и с воды, и с суши. Здесь, «подо львом» - традиционное место встречи туристов. Забавно было стоять между колоннами в ожидании гида – справа над головой торчит хвост крокодила, слева – льва. Остальное можно домысливать.
Отсюда мы отправляемся к пристани, где будем покидать сей благословенный город.
Пьяцетта:

65,80 КБ

Неожиданно небо темнеет, заволакивается серыми тучами, на глазах меркнут краски разноцветной набережной Сан Марко – словно сама Венеция, меняясь в лице, не хочет отпускать нас… У пристани поднимаются волны, катера с исцарапанными бортами раскачиваются на них, город выглядит убогим и хмурым.
Он явно не рад нашему отъезду:

96,03 КБ

К счастью, вместо того «речного трамвайчика», который вез нас в город по Джудекке (точь в точь как по Москве-реке) к причалу подплывают небольшие катера с уютными, облицованными деревом каютами: похоже, обратно нас повезут на такси!

Мне неожиданно повезло – не хватило места в каюте. Молчаливый рулевой опустил ступеньку трапа и она… превратилась в сидение на носовой палубе. Отсюда великолепный обзор на оба берега Большого канала, и не мешают снимать тонированные стекла каюты.

Такси в Венеции немыслимо дороги. Гондола – тоже недешевое удовольствие, и на воды Большого канала, где нет проходу от катеров и моторок, гондольеры стараются выезжать как можно реже. Основной транспорт, курсирующий здесь – вапоретто, водные автобусы, которые останавливаются то на одном, то на другом берегу канала, подбирая и высаживая туристов. После многочисленных жалоб гондольеров и прочих местных жителей, скорость этих «автобусов», как и другого моторного транспорта, на Большом канале была ограничена до 4-8 км.час.

Позади этого вапоретто на снимке (пятое справа) палаццо с двумя балкончиками, где якобы жила Дездемона до встречи с Отелло (встречные суда так и не дали мне снять его по-нормальному).

97,05 КБ

Панорама Большого канала

Кстати, о палаццо на Большом канале. Венеция всегда заботилась о собственной внешности, и в эпоху ее расцвета берега канала выглядели живописно и роскошно. Фасады расписывались фресками, украшались монохромными или даже золотыми рельефами, белый мрамор колонн сверкал на солнце, в праздники через перила перебрасывались пестрые восточные ковры. Все это можно увидеть на полотнах Карпаччо, Беллини или Антонелло да Мессины… Нынешняя облупленная штукатурка и зеленый мох на каменных основаниях домов напоминает об упадке и грядущей неотвратимой (пока) гибели лучшего из городов земли…

Но, как и прежде, в этих диковинных перспективах восхищает сочетание разностилья и единообразности, волшебства мавританского Востока и готической изысканности. Готика на лагуне вообще сильно отличается от прочих европейских аналогов - здесь нет устремленных к небу соборов, тяжелых контрфорсов, резных вимпергов, как во Франции или Германии, лишь узорчатые аркады – легкие, прозрачные, светлые…

Всего два, но очень характерных по облику венецианских палаццо: слева Ка’д’Оро – Золотой дом, как говорят гиды – самое красивое палаццо Венеции. Некогда весь фасад был отделан золотом. Справо – Фондако деи Турки, турецкое подворье – в 15 веке он был настолько великолепен, что когда в Венецию прибывали коронованные особы, их принимали здесь, а не в палаццо Дожей.

81,73 КБ

Классицизм и барокко долго не приживались в Венеции. Гений Ренессанса, архитектор Андреа Палладио завалил Венецию своими проектами: моста Риальто, перестройки дворца Дожей, Пьяцетты – и все время получал отказ. Идеальная гармония и симметрия были чужды венецианцам. Лишь два беломраморных фасада храмов его работы вписались-таки в городскую среду – Сан Джорджо Маджоре и Иль Реденторе, да и те немного режут глаз.

В 17 веке, когда стиль барокко победоносно шествовал по Италии, тяжеловесные, перегруженные и пышные фасады церквей появились и в Венеции. Их там больше, чем я думала – иногда, переходя крошечные каналы по старинным мостикам, мы вдруг упирались глазами в их мощную лепнину и волюты, часто совсем не к месту...

Слева на снимке – барочная церковь Скальци на Большом канале, совсем недалеко от вокзала, она не выглядет столь гнетуще пышной, как другие, из-за небольших своих размеров. Справа – маленькая церковь Сан Симеоне Пикколо, выстроенная в 18 веке в классическом стиле: здесь использованы формы древнеримского Пантеона. Она тоже не разрушает городского пейзажа, как бы замыкая собой панораму Большого канала.

94,69 КБ

Всего три моста пересекают Большой канал. Но зато средний – истинная гордость Венеции. Построенный в эпоху Возрождения, мост Риальто восхищает не только стильностью своего архитектурного облика, но и размерами: ширина – 22 метра, высота – 7, 5 м, покоится он на двенадцати тысячах свай, облицован белым мрамором и украшен скульптурными рельефами. С момента возведения и по сей день он является торговым центром «царицы Адриатики» – на нем не протолкаться от любителей сувенирного шоппинга. Потому-то мы туда не пошли, лишь восхитились с воды величественностью этого сооружения.

Мост Риальто: слева – фото с гондолы. Справа – так изменились краски города, когда мы уезжали.

65,24 КБ

В заключение немного живописи и поэзии.

Многих художников называют «певцами Венеции». Для кого-то это – Витторе Карпаччо с его дамами и собаками, или Паоло Веронезе, воспевший родной город в гигантских панно на библейские темы. Или камерный Пьетро Лонги – настоящий бытописатель жизни города…

…Когда мне было лет десять, в московском музее имени Пушкина я вдруг обратила внимание на одно довольно большое полотно.. Почему-то так сильно оно зацепило, что я возвращалась к нему снова и снова. Антонио Каналетто «Праздник обручения венецианского дожа с Адриатическим морем».

В 18 веке, когда была написана эта картина, дож давно перестал быть истинным правителем Венеции, но до сих пор являлся ее полномочным представителем в отношениях города с… морем. Обряд обручения с опасной стихией, от которой зависела жизнь и богатство города, уже давно стал ежегодным: дож торжественно восходил на роскошно украшенный корабль «Бученторо» и с его борта бросал в море драгоценный перстень, произнося на латыни сакраментальную фразу: «Мы обручаемся с тобой, море, в знак истинной и вечной власти».

Все это было на картине Каналетто: воды Джудекки, празднично украшенные гондолы, развевающиеся флаги, нарядное голубое небо… Венеция была ослепительна – я такой ее себе и представила и навсегда влюбилась в этот город, мечтая хоть раз в жизни, хоть ненадолго попасть туда. А Каналетто так и остался в моем детском сознании главным венецианским живописцем.

Мечта сбылась. Вынуждена признать, что истинная Венеция и картина Каналетто похожи и непохожи. Похожи, потому что мастер писал пейзажи-ведуты своего города с идеально фотографической точностью. Непохожи – ибо сегодня в город уже глубоко проник тлетворный дух разрушения и смерти, подступающей неодолимо вместе с водами Адриатики. Каналетто, разумеется, такого не предполагал…

Антонио Каналетто. Не та картина, что в ГМИИ, но о том же самом празднике.

36,86 КБ

И последнее. Когда мы с детьми в студии готовили «венецианский» карнавал, то «погружались» в жизнь города 16-17 веков, знакомились не только с живописью и архитектурой, музыкой и театром, но с бытом и костюмами, обрядами и ритуалами, праздниками и буднями. А еще – учили множество стихов о Венеции. Они постоянно крутились у меня в голове, когда я бродила по городу, но лишь одно из них, как мне кажется, настолько созвучно с моим ощущением Венеции, что лучше все равно не скажешь:

Анна Ахматова
«Венеция»
Золотая голубятня у воды,
Ласковой и млеюще-зеленой;
Заметает ветерок соленый
Черных лодок узкие следы.

Сколько нежных, странных лиц в толпе.
В каждой лавке яркие игрушки:
С книгой лев на вышитой подушке,
С книгой лев на мраморном столбе.

Как на древнем, выцветшем холсте,
Стынет небо тускло-голубое…
Но не тесно в этой тесноте
И не душно в сырости и зное.

Я прощаюсь с Венецией.
Но продолжение итальянских впечатлений – следует.
Tags: Венеция, Италия_путешествия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments