Валерия (lerabel) wrote,
Валерия
lerabel

Categories:

"Приветствую тебя, пустынный уголок…"



Я уже не раз писала, что живу без машины и отлично без нее обхожусь. И лишь в одном случае жалею об ее отсутствии – при путешествиях по России.
Запустить хоть какой-то общественный транспорт в интереснейшие места русской провинции почему-то никто не считает нужным.
Поэтому выбор у «безлошадного» туриста невелик – с групповым туром, на такси или пешком.

В сущности, мы были вовсе не против автобусной экскурсии.
Но туристическая жизнь в Пскове активизируется лишь в выходные дни. И единственный день, в который во всех псковских турагентствах нас предлагали свозить «к Пушкину» – это суббота, когда мы уже должны были сидеть в трансферном автобусе до лагеря (ибо до деревни Залахтовье, где расположена наша база, тоже не ходит из Пскова общественный транспорт).

Так что выбора у нас не было, и мы решились добираться в Пушгоры своим ходом.

* * *

Пушкинский заповедник – это, собственно, несколько разной значимости "объектов", рассыпавшихся по холмам в междуречье Сороти и Луговки: родовое имение Пушкиных - Михайловское, поместье Осиповых-Вульф - Тригорское, владение Ганнибалов – село Петровское, деревня Бугрово, Святогорский монастырь и жилой поселок Пушкинские горы, где находится пушкинский научно-культурный центр.
Расстояния между ними небольшие – от двух до девяти километров.
До Пскова отсюда – сто двадцать километров, чуть больше часа на машине.

Автобус, направляющийся в Великие Луки, стартовал из Пскова в 7.20.
Около девяти он высадил нас у автовокзала «Пушкинские горы» и уехал.
Площадь перед автостанцией была абсолютно пуста, ни единого живого существа вокруг.

Я тщетно пыталась искать глазами какой-нибудь указатель типа «Михайловское, 7 км».
Указателя не было тоже.
Не было и машин.

Единственный встреченный нами человек, хоть и имел прямое отношение к Михайловскому, объяснить нам дорогу не смог бы.
Вот он:
Альбом: Псков2011


За безлюдной площадью нарисовалось большое здание нездешней красоты: Пушкинский научно-культурный центр, где - о счастье! - только что открылась касса, продающая билеты в музеи заповедника.
Внутри оказался живой человек - кассир. Диалог был следующий:

- У вас можно купить билеты и в Михайловское, и в Тригорское?
- Можно. Но лучше не надо.
- Почему?
- Вдруг не доберетесь?
- А вы не подскажете, как добраться до Михайловского?
- Ну, бывает, такси ходят.
- А пешком?
- По дороге – восемь километров. Можно, правда, через турбазу и Бугрово – километров пять.
- А подскажите, пожалуйста, как дойти побыстрее?
Дама выводит нас из здания, указывает направление и минут десять подробно объясняет, что нам встретится на пути.
И мы отправляемся.

* * *

Топографический кретинизм – это, безусловно, мой диагноз. Не явно выраженный, бывает и хуже.
С подробной картой и путеводителем в руках я, как правило, без лишних обращений к аборигенам везде добираюсь до нужного мне места. Но карта Пушкинского заповедника, распечатанная из Интернета, оказалась весьма схематичной.
Поэтому минут через десять мы сбились с указанного нам пути, оказавшись вместо обещанного леса и турбазы на улицах поселка.

Пришлось, хоть я этого и не люблю, спросить дорогу.
Немолодая дама, оказавшаяся учительницей местной школы, радостно всплеснула руками, услышав мой вопрос «Как пройти в Михайловское».
Далее в течение получаса она вела нас по лесным дорожкам, не умолкая ни на минуту и с энтузиазмом рассказывая и о поселке, и об усадьбе.
«Я доведу вас до того места, где вы уж точно не свернете с правильного пути. Вот тропка – через турбазу, а затем через поля и лес, самым коротким путем к мельнице в Бугрово».
На узкой тропинке, ведущей к турбазе, она распрощалась с нами, заверив, что теперь-то уж мы не заблудимся.

Как бы не так! Сперва мы сбились с дороги на турбазе, и водитель тамошнего автобуса, бросив открытой машину, вывел нас на нужную тропу, подробно объясняя дальнейший путь.

Среди полей и мелких деревушек, в абсолютно безлюдном месте я вновь засомневалась, правильно ли мы идем. Загоравшая на крыльце какого-то дома девочка лет четырнадцати на вопрос о мельнице в Бугрово обстоятельно и подробно описала нам не только дорогу, но и все прелести пушкинской усадьбы и тамошнего купания.

Пушкиногорские ландшафты:
Альбом: Псков2011


До вожделенного Михайловского оставалось еще километра два…

* * *

Бугрово в действительности оказалось не поселком, а первой из интересностей Пушкинского заповедника. В пушкинское время – крошечная, в три дома, деревенька с водяной мельницей, которой посвящены и стихи, и строки из «Онегина» и «Русалки» («Вот мельница, она уж развалилась…»).
Нынче – сразу два музея: «Мельница в Бугрово» - действующая мельничная плотина с валами, жерновами, поставом и прочими атрибутами, отлично оснащенная и с «инструктором по помолу», который в подробностях рассказал нам о работе сего агрегата.

Мельница и «мельник»
Альбом: Псков2011


Второй музей - «Пушкинская деревня»: реконструированная крестьянская усадьба первой половины 19 века – с большой избой-трехрядкой, гумном, сенным сараем и баней.


* * *

За Бугровым, там, где начинается заповедный путь к дому поэта, проезд для машин уже закрыт. Последний километр «к Пушкину» даже самому заядлому автомобилисту придется проделать пешком.

Обойдя заградительный шлагбаум, после пяти километров по жаркому солнцу, мы вступаем под прохладную тень вековых елей и сосен родовой пушкинской усадьбы. Путь обозначен мощными гранитными валунами, которые и служат указателями.

Вот первый из них, что у входа:
Альбом: Псков2011


Широкая утоптанная песчаная дорога ведет вглубь разросшегося парка, мимо каменного подорожного креста, деревянной родовой часовни… Иногда она петляет, но ошибиться невозможно, ибо указатели слишком велики и приметны, чтобы их пропустить:
Альбом: Псков2011


Вскоре перед нами открывается еловая аллея, где сохранились деревья, посаженные еще дедом Пушкина. По обе стороны ее – большие пруды, на одном из которых, Черном или Ганнибаловом, еще с тех времен гнездятся серые цапли.
Притормаживаем на Еловой аллее у самых ворот в усадьбу, останавливаемся, оглядываемся.
Альбом: Псков2011


Для справки. Пушкин приезжал в Михайловское семь раз. Впервые в 1817 году, будучи лицеистом, последний раз – взрослым, 36-летним человеком, чтобы похоронить здесь мать. В 1823-24 году Пушкин жил в родовом имении под надзором родителей, в ссылке. Всего год, с 1836-го, он был полноправным владельцем усадьбы, а лютой зимой 37-го дядька Никита привез сюда гроб с его телом, чтобы похоронить в Святогорском монастыре.

Здесь написано больше сотни стихов, "Граф Нулин", "Борис Годунов", "Цыгане", волшебные сказки.
И почти весь "Евгений Онегин".

"Господский дом уединенный,
Горой от ветров огражденный,
Стоял над речкою. Вдали
Пред ним пестрели и цвели
Луга и нивы золотые,
Мелькали сёлы; здесь и там
Стада бродили по лугам,
И сени расширял густые
Огромный, запущенный сад,
Приют задумчивых дриад"

Альбом: Псков2011


Родовая усадьба – аккуратный светлый дом, во дворе которого очень молодые, слегка экзальтированные люди собирают случайно забредших в имение гостей на экскурсии, трепетно вещая о каждой "драгоценности", найденной ли при пожаре, подаренной кем-то из потомков поэта, будь то потешная пушечка, кий и шары от пушкинского бильярда или ножная скамеечка Анны Керн…
Мальчик-экскурсовод говорит быстро, с придыханием, чередуя хрестоматийное биографическое с водопадом пушкинских строк, и за эту одержимость ему прощаешь избитые выражения и прописные истины из учебника литературы для восьмого класса.

Альбом: Псков2011


Фотографировать в усадьбе не разрешают, да в этом и нет большой нужды. Это не «пушкинские» комнаты, а просто музейные – одна посвящена родителям, другая – друзьям поэта, третья –творчеству… В «людской» - всякие этнографические экспонаты: усадебный быт, кухонный обиход. Флигель «Домик няни» (он же банька) - фактически музей крепостной Пушкиных Ирины Яковлевой, всем известной как Арина Родионовна.

Домик няни, он же банька
Альбом: Псков2011


Экскурсовод покидает нас на берегу Сороти, но я успеваю спросить его, как добраться до Тригорского.
«Вон тропинка вдоль реки, минут сорок – и вы там. Пушкин верхом добирался быстрее».

В будни в Михайловском нет экскурсионных групп, и тишина стоит дивная. Пруды, беседки, трогательные таблички в особенно живописных уголках – «аллея Керн», «горбатый мостик», «дерновый диван», «остров уединения» … И вроде бы отдаешь себе отчет, что и усадьба «новодельная» (она восстановлена в 1949 г. в точности такой, как была при Пушкине), и интерьеры не настоящие, и все эти аккуратные надписи на двух языках – плод работы музейщиков, бережно хранящих усадьбу...

«Аллея Керн»
Альбом: Псков2011


Но все же…
Изумительной красоты и безмолвия парк, вековые стволы елей и лип, мостики и скамейки, как, впрочем, и разбросанные в полях над Соротью избы, мельницы, островки леса, где Пушкин некогда сидел, бродил, скакал верхом – все это рождает щемящее чувство «причастности» и… пробивает на цитаты, которыми я, кажется, измучила Вадьку по пути из Михайловского в Тригорское.

"В свои мечты погружена,
Татьяна долго шла одна.
Шла, шла. И вдруг перед собою
С холма господский видит дом,
Селенье, рощу под холмом
И сад над светлою рекою.
Она глядит – и сердце в ней
Забилось чаще и сильней."

«Остров уединения»
Альбом: Псков2011


* * *
Среди лугов и долин над прозрачными излучинами реки Сороть возвышаются три горы: на одной – городище Воронич, остатки средневековой крепости, на другой одноименная деревня, а на третьей – усадьба, названная в честь сих трех гор.
Альбом: Псков2011


С 1813 года усадьба Тригорское принадлежала дальней родственнице Пушкина Прасковье Осиповой.

Когда сосланного под отцовский надзор поэта начинало раздражать попечение родителей, он сбегал в Тригорское. Там он всегда находил не только душевный покой, но искренную дружбу, сочувствие и любовь. Хозяйка, Прасковья Александровна Осипова-Вульф, ее прекрасные дочери Евпраксия и Анна (последняя, кажется, была нешуточно влюблена в поэта), сын Алексей («здравствуй, Вульф. приятель мой»), а также гостившие здесь Николай Языков и Антон Дельвиг, небезызвестная Анна Керн и еще много кто всегда были рады ему, и порой поэт проводил в Тригорском куда больше времени, чем в своем родовом поместье.

Алексей Вульф писал в воспоминаниях: «Деревенская жизнь Онегина вся взята из пребывания Пушкина у нас, в губернии Псковской. Так я, дерптский студент, явился под названием Ленского, любезные мои сестрицы суть образцы его деревенских барышень, и чуть не Татьяна одна из них».

Немудрено, что и дом Лариных почти дословно списан поэтом с Тригорской усадьбы, которая могла бы стать идеальной декорацией для «Онегина».
Альбом: Псков2011


А скамейка, где обитатели Тригорского назначали друг другу любовные свидания, еще при жизни поэта была прозвана «онегинской скамьей».
Альбом: Псков2011


Как и в Михайловском, уголки Тригорского имеют разные поэтические названия, указанные на табличках.
Альбом: Псков2011


Вот он, тот самый дуб. А рядом – солнечно-цветочные часы, стрелка которых ровно в полдень указывает прямо на него.
Альбом: Псков2011


Призраки самого поэта, его литературных героев, что родились здесь, населяют пустынные аллеи Тригорского парка, и гулять по нему интереснее, чем по дому, столь же натужно реконструированному и оберегающему «артефакты», как и дом в Михайловском. Но ради одного только парка стоило ехать сюда.

* * *

Пешеход из Вадьки неважный, и в конце концов он сдается. Смотреть еще и Петровское сын отказывается наотрез, как и идти куда-либо вообще. Он садится на скамейку у парковки и заявляет, что дальше поедет только на такси. Но стоянка абсолютно пуста, даже личных машин на ней не наблюдается. А все телефоны окрестных таксистов, тщательно выписанные на бумажку из интернета, я благополучно оставила в гостиничном номере.

И тут происходит чудо: не иначе как добрый ангел посылает в нашу сторону машину с человеком по имени Илья Федорович (он оставил мне визитку и готов был везти нас и в Псков), пушкиногорским таксистом, который умеет появляться в нужное время в нужном месте.
Он-то и доставил нас в Святогорский монастырь.

Альбом: Псков2011


Основанный по указу Ивана Грозного, монастырь посвящен Успению Пресвятой Богородицы и владел многими окрестными землями. В том числе и упомянутым Бугровым. Вокруг каменного Успенского собора, возвышающегося на Святой горе, стояли неказистые деревянные постройки трапезной, братских корпусов и служебных зданий. Нынешний свой облик монастырь приобрел в конце 18 века, а к началу 19-го славился не только своей чудотворной иконой Богоматери Умиление, но и праздничными ярмарками. что проходили здесь.

Успенский собор:
Альбом: Псков2011


Пушкин, как известно, попал в царскую опалу по обвинению в безбожии. Настоятель монастыря, отец Иона, должен был осуществлять «духовное наблюдение» за поэтом, потому и сам Пушкин частенько бывал в монастыре, и Иона нередко хаживал в Михайловское. Отношения между ними, впрочем, сложились самые сердечные.

Когда в поздний свой приезд в Михайловское поэт писал «Бориса Годунова», Иона стал одним из прототипов летописца Пимена. Здесь же, в монастырской библиотеке, Пушкин нередко работал, собирая материалы к драме.
17 февраля 1837 года гроб с телом убитого поэта был установлен в южном приделе Успенского собора у стен которого, рядом с отцом и матерью, он вскоре и был похоронен. А в 1841 году из Петербурга привезен большой мраморный памятник.

Альбом: Псков2011


Здесь мы просто постояли и помолчали немного.

А потом заблудились еще раз, на последнем километре от Святогорского монастыря до автовокзала, и добрые пушкиногорцы снова подробно объясняли дорогу.
Поздно вечером мы вернулись в Псков.

Позади был целый день неспешных прогулок по лесным и полевым тропинкам и по усадебным тенистым аллеям, с теплым ветром, шелестом листвы, ароматами хвои и трав, сладкой земляникой…
Мы встретили много хороших людей.
И тень Поэта, и строки Его стихов сопровождали нас в этом путешествии.
И если для меня существует паломничество «по святым местам», то это было как раз оно.

"Простите, верные дубравы!
Прости, беспечный мир полей,
И легкокрылые забавы
Столь быстро улетевших дней!
Прости, Тригорское, где радость
Меня встречала столько раз!
На то ль узнал я вашу сладость,
Чтоб навсегда покинуть вас?
От вас беру воспоминанье.
А сердце оставляю вам.
Быть может (сладкое мечтанье!),
Я к вашим возвращусь полям,
Приду под липовые своды,
На скат тригорского холма,
Поклонник дружеской свободы,
Веселья, граций и ума."


Спасибо всем, кто дочитал.

Если интересно про Печеры и Изборск, тоже могу написать.

Tags: Путешествия по России
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments