February 9th, 2007

I am

Улицкая. "Даниэль Штайн, переводчик". Послевкусие.

Улицкую читаю запоем, все подряд, по несколько раз. Потому что близки темы, созвучны чувства, сходны взгляды...
Но в "Даниэле Штайне" нет ничего подобного. Мне равно чужды проблемы иудаизма и католичества. Меня страшит тема Холокоста. Я не любитель копаться в чужих религиозных, психиатрических и сексуальных проблемах.
В книге множество героев, чьи судьбы даны фрагментами, а характеры не прорисованы.

Отчего же я читала запоем про этих чужих и по сути малоинтересных (кроме, разве что, главного героя) людей, читала и не могла оторваться, пока книга вдруг не закончилась?
Может потому, что она вовсе не о религиозном? И не о национальном?
Она о том, что за пределами понимания, по постичь все же хочется.
О нечеловеческой ненависти.
О любви, порой совершенно необъяснимой.
И о беспредельном милосердии, которое бывает на самом деле.
Хотя верится в это с трудом...